Суд разрешил считать «рейдерством» действия А1 Михаила Фридмана против Елены Батуриной

Инвестиционная компания А1, принадлежащая Михаилу Фридману, полностью проиграла в суде
иск о защите деловой репутации к изданию «Форбс» и пресс-секретарю Елены Батуриной
Геннадию Теребкову. Прозвучавшее год назад со страниц журнала предположение о том,
что в России имеет место «рейдерская атака» на Батурину со стороны структур Михаила
Фридмана, признано судом допустимым и основанным на реальных предпосылках оценочным
суждением, которое к тому же не может являться для Фридмана оскорбительным. Предметом
разбирательств стала публикация «Форбс» «За Батуриной пришли рейдеры: что стоит за
объявлением в розыск богатейшей женщины страны», в которой шла речь об уголовном
деле по ч. 1 ст. 128.1 УК (клевета) в отношении Батуриной, возбужденном в 2019 году
по заявлению Эренцена Манжеева, финансового управляющего брата предпринимательницы
Виктора Батурина. Поводом для заявления послужил спор Елены и Виктора Батуриных в
Австрии.

Предпринимательница заявила, что в России против Манжеева расследуется уголовное дело,
которое связано с получением им доступа к ее средствам с помощью поддельных документов.
Манжеев, настаивая на недостоверности этих сведений, обратился в суд, а элистинская
судья объявила Батурину в розыск. Скандальное решение мирового суда г. Элисты об
объявлении в розыск Елены Батуриной — которое на страницах «Форбс» было названо
ее пресс-секретарем «очередным этапом рейдерской атаки на г-жу Батурину со
стороны структур А1 Михаила Фридмана, использующих ее давнего оппонента
Виктора Батурина и его необоснованные требования» — вскоре было признано
незаконным и отменено, а вынесшему его судье было вынесено отдельное
предписание в связи с незаконно принятым решением.

К настоящему времени закрыто и само это дело, а Елена Батурина даже смогла взыскать
с его инициатора – управляющего Эренцена Манжеева – 600 тыс. рублей компенсации.
В сентябре 2020 года г-н Манжеев также проиграл еще один иск к Елене Батуриной
арбитражный суд Москвы полностью отклонил его претензии о незаконности
отчуждения 24% акций «Интеко», якобы принадлежавших Виктору Батурину,
в пользу его сестры.

В свою очередь, структуры А1 Михаила Фридмана не отрицают того факта, что как минимум
с 2018 года они являются владельцами всех долгов Виктора Батурина и оказывают ему помощь
в судебных тяжбах с сестрой. Связанные с А1 юристы представляют интересы Э. Манжеева в
судебных заседаниях. Однако, свою причастность к эпизоду с объявлением Батуриной в
розыск они категорически опровергли, «рейдерством» свои действия считать не согласились,
и потому решили через суд ограничить распространение соответствующей информации. В своих
комментариях для СМИ представители А1 (и, в частности, член правления компании Кирилл
Бабаев) заверяли общественность, что их позиция по данному иску является абсолютно
беспроигрышной, а защита журнала «Форбс» и представителя Елены Батуриной Геннадия
Теребкова в попытках избежать ответственности может лишь придираться к формальностям.

Например, к тому, что иск в суд от имени Михаила Фридмана и принадлежащей ему одной
из крупнейших и успешнейших – по словам руководства — инвестиционных компаний подало
зарегистрированное в 2017 году скромное ООО, которое по итогам 2019 года показало
убыток в 57 млн. рублей. Арбитражный суд города Москвы, однако, рассматривал именно
содержательную сторону иска. Как сообщает Право.ру, компания «А1» еще раз заявила в
суде, что никаких противоправных действий в отношении Батуриной не совершала и в
правоохранительные органы или в суд по делу о клевете не обращалась, «в связи с
чем утверждение ответчиков о том, что истец каким-либо образом причастен к вынесению
мировым судьей в г. Элиста постановления о розыске Батуриной, абсурдно и голословно».

Суд, в свою очередь, проанализировал словесно-смысловую конструкцию опубликованного
в «Форбс» высказывания Теребкова о том, что события в Элисте – «это очередной этап
рейдерской атаки на г-жу Батурину со стороны структур А1 Михаила Фридмана» и пришел
к выводу, что оспариваемые сведения не могут оцениваться в качестве порочащих деловую
репутацию истца, поскольку являются оценочными суждениями, мнением и убеждением о
имеющемся конфликте, связанном с фактом возбуждения уголовного дела в отношении
Батуриной. Кроме того, оскорбительных высказываний в тексте судья Евгения Киселева
не увидела. Суд отдельно остановился на вопросе деловой репутации Михаила Фридмана
и А1, которой предположениями о «рейдерстве» по мнению истца мог быть нанесен ущерб.

«Суд указывает, что деловой репутацией является приобретенная субъектом
предпринимательской деятельности общественная оценка, создавшееся общее мнение
о качествах (достоинствах и недостатках) конкретного лица в сфере делового оборота.

Это мнение также складывается в обществе, социуме на основе имеющегося объема информации
об объекте. В зависимости от пропорции положительных и отрицательных свойств объекта,
подлежащего оценке, репутация может быть как хорошая, так и плохая», — сказано в
резолютивной части судебного решения. «Доказательств того, что в результате
размещения спорных сведений деловая репутация истца оказалась настолько
подорванной, что это отразилось на его предпринимательской деятельности
или повлекло какие-либо неблагоприятные последствия, в материалах дела не
представлено». Резолютивная часть решения опубликована на сайте Арбитражного
суда г. Москвы.

Источник материала: Электронная газета «Век»

15.03.2021 в 18:14
Политгид